Tags: Анекдот

Купи книжку!

У нас во дворе возле магазина продаёт книги букинист Рашит.
—Айдар, хорошая книга!—машет он мне издалека.
—Хорошая,—говорю,— Только покупать ее не буду!
—А почему?—спрашивает Рашит.
— Да ко мне приходят знакомые и просят что—нибудь почитать со словами— ну ты же в книжках хорошо разбираешься! Ну я не могу отказать, а потом они не возвращают обратно. А книжка—то хорошая! Я опять ее покупаю!
—И что?—непонимающе переспрашивает Рашит.
—Хватит,—говорю.— Некотыре книги я покупал уже раз двадцать! Причём раз десять —у тебя!
promo husainov august 10, 2035 00:35 244
Buy for 100 tokens
Каким было ваше самое первое воспоминание? Почему вы запомнили именно его, а не что-то другое? Никогда не возникало у вас такого вопроса? Как бы то ни было, именно в нем хранится секрет вашей жизни, в нем ответ- что вам нравится, а что нет, между чем и чем вы будете делать выбор всю свою жизнь.…

Настоящий мед

Однажды Шамиль Валеев узнал, что с помощью химического карандаша можно определить, настоящий мёд или нет. Он раздобыл это чудо инженерной мысли и немедленно отправился на ярмарку возле дк Юбилейный, где как раз собрались пчеловоды со всей Башкирды.
—Исянмесез!—говорил он продавцу и немедленно тестировал образец мёда.
Однако нужного эффекта он не добился ни в первом, ни во втором, ни в третьем, ни в четвёртом, ни в каком случае.
На базаре начался переполох.
Важного, крупнолицего, с приятным начальственнным животом Шамиля признали за инстанцию и пчеловоды стали закрывать свои бачки и цистерны, отбегая от товара на зрительное расстояние.
Башкиры и татары, марийцы и чуваши— все продавцы перепутались в своём страхе перед особой, которая важно несла в руке карающий карандаш.
Настоящий мёд оказался только у двух русских пчеловодов, которые были сотрудниками Бурзянского заповедника и мёд привезли случайно— было дано указание участвовать в ярмарке.

Без лифта

Когда редакцию журнала Агидель перевели в здание полиграфкомбината, им позвонил Мустай Карим:
— Прошу меня исключить из редколлегии.
- Это почему? - всполошились работники журнала.
- Ну, я же не смогу к вам на четвертый этаж без лифта забраться,- засмеялся Мустафа Сафич.- Я же ветеран войны, мне восемьдесят лет, мне по заслугам лифт полагается.
- А мы тогда сами к вам будем приходить, у вас будем проводить заседания редколлегии, —сказали работники журнала.
И пока был жив Мустафа Сафич, редколлегия проходила у него дома.

Только через мой стул!

После того, как первый секретарь башкирского обкома партии, всесильный и всемогучий Мидхат Закирович Шакиров был отстранён от должности и отправлен на пенсию, он решил заняться бизнесом. Он решил, что печь домашнее печенье как—то не соответствует его масштабам и взялся торговать нефтью.
Поскольку везде сидели люди, которых он когда—то назначил, бизнес пошёл в гору.
Это не понравилось новому всесильному и всемогучему, и он отдал приказ закрыть фирму.
Мидхат Закирович Шакиров был возмущён произволом. Он пришёл на работу при всех своих орденах и медалях, главной из которых была золотая медаль Героя Социалистического Труда.
В его Кабинет пришли люди и объявили волю нового начальства.
—С места не встану,—заявил Шакиров,— ничего вы не сможете сделать!
Тогда люди подняли стул, на котором сидел Шакиров, вынесли его на улицу и бросили в сугроб бывшего всесильного и всемогучего.

А вы у нас зека!

Отец одного нашего известного краеведа и историка в начале пятидесятых годов по комсомольской стройке поехал в город Салават. Через пять лет он решил уволиться. Пришёл в контору,стал просить документы. А ему говорят:
— Ваш срок ещё не закончился!
—Какой срок?—удивился наш герой.
— Ну как же, вы же у нас заключённый!
Оказалось, что он и его товарищи комсомольцы были оформлены как зека и им за это платили куда меньше.
—Хорошо, что все—таки отпустили, — рассказывал он потом.

Что лучше?

- Что лучше для поэта, - спросил я Мустая Карима,- быть на стороне власти или выступать против нее?

- Наш обком все время затыкает рот недовольным - то квартиру даст, то звание, то награду. - сказал Мустафа Сафич.- А на сторонников порой внимания не обращает - а зачем, они же и так поддерживают!

Про образ жизн

Встретил я как—то известного правозащитника Анвара Юмагулова. С места в карьер он начал говорить:
—Вот тут несправедливость,и вот тут несправедливость, и вот там несправедливость, и вот здесь…
— А почему вы все время кипятитесь?— спрашиваю у него.
—А, я и забыл!— отвечает Анвар Мансурович.— Ведь ты же ведёшь отстраненно —богемный образ жизни!

Тебе хорошо

—А что вы такой грустный?— спросил я у Газима Шафикова.— Вы же лауреат премии имени Салавата Юлаева,премии имени Акмуллы, кавалер ордена Салавата Юлаева, известнейший писатель,публицист, драматург, поэт!
—Тебе хорошо,— сказал Газим Газизович,— Ты молодой,здоровый…