Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

promo husainov august 10, 2035 00:35 244
Buy for 100 tokens
Каким было ваше самое первое воспоминание? Почему вы запомнили именно его, а не что-то другое? Никогда не возникало у вас такого вопроса? Как бы то ни было, именно в нем хранится секрет вашей жизни, в нем ответ- что вам нравится, а что нет, между чем и чем вы будете делать выбор всю свою жизнь.…

Памятник М.В.Н.

 Памятник М.В.Н.
17.08.2016
Альмира ЯНБУХТИНА

      

СПРАВКА:
А.Г. Янбухтина – доктор искусствоведения, профессор, Заслуженный деятель искусств РБ, член международной Ассоциации историков и критиков искусства (AiCA), руководитель Башкирского отделения Ассоциации искусствоведов (АИС).


Мне помнится, как еще в конце 50-х годов прошлого столетия, когда я работала в Художественном музее, его завсегдатаи (особенно москвичи, путешествующие летом на пароходе до Уфы) приходили в музей на поклон к работам М.В. Нестерова и часто рассуждали, говорили о необходимости возведения в Уфе памятника выдающемуся художнику.
Но тогда далеко не все знали, что М. Нестеров, даже его ученик П. Корин, были в опале, некоторое время и после смерти Сталина. Считалось, что «в советской атеистической стране неугодны художники-церковники», как тогда выражались чиновники от искусства. Самого старенького Нестерова органы НКВД не тронули, но его дочь Ольга Михайловна отбыла срок в сталинских лагерях. Вождь, «отец всех народов», не любил этого художника. Из Москвы, из центра, руководству БАССР шли такого содержания циркуляры: «Воздержаться от приобретения работ художника М.В. Нестерова». (1927 г.)
Однако, в 1941 г. Нестеров становится лауреатом Сталинской премии 1 степени за созданные им портреты деятелей науки и искусства, исключая произведения философско-религиозного содержания. В судьбе художника это была сложная и противоречивая ситуация, поэтому вести речь не только о памятнике, но даже о справедливом, законном присвоении музею имени его основателя было проблематичным, долгим и хлопотным делом. Убедить местные власти удалось только после смерти Сталина, в 1954 г. (Об этом довольно подробно как-то рассказала автору данного материала Л.В. Казанская в те, 1950 годы, занимавшая должность хранителя музея).
Но вот наступили другие времена. Спустя полвека, даже номенклатура осознала необходимость увековечения памяти Нестерова на его родине, в Уфе. Тем более в 2020 г. предстоят торжества по случаю 100-летия Художественного музея его имени. Все. Решили. Единодушно постановили. Но если бы только можно было решить столь сложные творческие задачи путем бюрократических установок! Памятник возводится на века, для будущих потомков. В его пластическом содержании должны прочитываться вдохновенные и поэтичные черты характера художника; символические средства должны выражать его религиозно-философские размышления о России, ее будущем, что так актуально было и сто лет назад, и в настоящее время. А в результате получилось нечто сухое, скучное изваяние «без божества, без вдохновения» как пишет, используя пушкинское выражение, автор рецензии Галарина, честно излагая свое впечатление о памятнике (газета «Истоки» № 27 от 6 июля сего года).
Форма скульптуры – традиционно круглая. Стало быть, ее можно рассматривать, обходя по кругу, и с каждой точки зрения, воспринимая ее с каждого ракурса, зритель ожидает, надеется получить новые впечатления, информацию от искомого произведения. Но этого не происходит.
Несколько лет назад первым, кто представил образ Нестерова в скульптуре, стал Н.А. Калинушкин (1948 – 2004 гг.). Возможно, эта маленькая эскизная модель будущего памятника была более живой и поэтичной.
Но в последствии его ученики – соавторы в работе Ф. Нуриахметов, В. Лобанов – довольно сухо, механически перенесли малую форму в монументальную, и при этом какие-то ее живые качества пострадали, утратились. А памятник должен быть живым, вступать в диалог с гражданами города, с теми, кто пришел к нему на поклон.
В данном же случае, если попытаться разглядеть скульптурный образ близко, черты его лица, то взгляд неизбежно упирается в ноги, в ботинки изображенного. Отойдя же на почтительное расстояние, можно рассмотреть силуэтное решение скульптуры, но в контр-ажуре, против света, вовсе невозможно разглядеть тонкости лепки формы, не удается так же почувствовать и дорогие портретные черты художника. В одной руке у него – кисть, в другой – палитра. Значит – живописец. Вот и вся нехитрая символика. Живое прикосновение руки мастера в лепке, ваянии формы, честно говоря, чувствуется слабо.
Скульптура получилась статично-холодной. Но она и по природе своей статична. Эта ее сущность звучит в словах «статуя, статуэтка», в народе, в просторечии есть слово «истукан» Однако, в инструментарии художественного анализа скульптурных форм существует термин «статика в динамике». (Вспомним, как в античной мифологии Пигмалион оживил статую прекрасной девушки Галатеи). В состоянии вдохновения художник может добиться «оживления» художественного образа своим мастерством, в своем стремлении во что бы то ни стало, как можно лучше, реализовать задуманную, выношенную идею.
Исключительно важную роль в монументальном искусстве играет решение пространственной среды вокруг памятника. В данном случае земля у подножия скульптурной композиции организована с помощью геометрически четкого очертания зеленого ковра – коротко стриженного газона, строгой рациональностью рисунка он скорее усиливает некую отстраненность в решении скульптурного образа. В то же время, в дизайнерской разработке рисунка и формы газона прочитывается связь с характером фасада старинного здания музея, возле которого установлена скульптура. Слегка желтый, золотистый фасад здания излучает тепло, придавая почти классическую красоту архитектурному пространству, чуть скрадывая своим благородством некоторую вялость в пластической проработке скульптурной формы. Только жаль, что в этом поэтическом пространстве сада не задумана пара скамеек, чтобы сесть и с замиранием углубиться в мир уфимской, Нестеровской поэзии, чтобы в душе возникло теплое чувство встречи, соприкосновения с этим миром, ощущение, что вы мысленно говорите с художником.
Размышляя о памятнике М.В. Нестерову, установленном возле Художественного музея его имени, мне вспомнился случай, как несколько лет тому назад (2005 г.), побывав в Рейксмузеуме в Амстердаме на выставке «Рембрандт и его времена», я дошла до памятника Рембрандту. Это минут пятнадцать ходу от музея. Памятник, отлитый в бронзе, без постамента, установлен не в городской среде, а на берегу реки (канала?), чуть в глубине, на лужайке, плотно заросшей сочной травой спорыша и мать-и-мачехи. Старенький Рембрандт Харменс ван Рейн изображен сидящим в кресле, что-то набрасывает или пишет на листах бумаги, лежащих на коленях. Сразу обращает внимание его характерная таинственная улыбка. Так просто он пришел к нам из ХVII века: можно близко разглядеть его лицо и как бы внутренне, тихо беседовать с ним.
И тут вдруг подъехал школьный автобус. Дети весело, в рассыпную, побежали к памятнику. Они стали вокруг него играть, некоторые тут же взобрались к Рембрандту на колени, трогали ему нос, заглядывали в глаза, старались рассмотреть, что он там рисует. И их никто не одергивал, не делал замечаний. Они воспринимали его, наверное, как доброго дедушку-сказочника. Главное – доброго. Дети ластились к нему. Я с волнением наблюдала это живое общение детей с памятником гениальному художнику.


http://istoki-rb.ru/index.php?article=5174

#UfaForum

R.I.P.Рустэм Асанбаев

Настоящий мажор

Рустэм Асанбаев, Бабай, Рустик, Асанбай… Все это имена одного и того же человека, которого сегодня оплакивает Уфа. Музыкант, гитарист, рокер, друг Шевчука, человек из первого состава ДДТ, теперь уже легенда.
Будем откровенны - все было Ясно уже тогда, во время концерта. Что же ещё сказать, о чем говорить, кроме слов прощания, кроме воспоминаний - добрых и светлых?
Сказать есть о чем.
Рустэм Аснбаев был мажор. Настоящий. Он вырос в семье известного Башкирского писателя и драматурга Нажиба Асанбаева. У него в советские годы была гитара за 400 рублей- для кого-то это были накопления за десяток лет жизни. Он вырос в Уфе и не испытал унижения жизнью в общежитии. Ему не приходилось искать работу. Многие и многие вещи в жизни давались ему легко.
С Легкой руки Юрия Шевчука слово “мажор” стало ругательным или по меньшей мере неодобрительным. Но почему человек должен постоянно подниматься со дна жизни? Почему у него не может быть хороших стартовых условий? Почему он должен пройти через тысячи унижений в течение жизни? Ведь главное в том, как он распорядится всем тем, что дала ему жизнь.
Рустэм Асанбаев распорядился своею жизнью достойно. Он прожил её фкак настоящий творец. Он посвятил себя музыке и никогда не называл чёрное белым, плохую музыку-хорошей. Не прогнулся. Выстоял. Был настоящим другом. Вот этот парад фотографий в фейсбуке - Фотографии с Асанбаем - о чем они говорят? Об этом- человек свою душу раздал людям. Душевное тепло-его в жизни бывает так мало.
Вот почему он был настоящим мажором, вот такими должны быть люди, которым много дано. Да и просто люди вообще.И если мы видим многочисленные примеры обратного -то это беда, беда этих людей, которые ничего не поняли в жизни. Но их никто и не вспомнит. Они пришли и ушли. Их никогда не было на свете.
Люди часто думают- вот заработаю денег, а искусство потом. Это потом не бывает. Искусство требует всей души, всего времени, всей жизни, в конце концов. У таких людей будут пенсии, награды, звания. Но искусства не будет.
А Рустэм Асанбаев получил в жизни высшую награду - концерт в свою честь. Такой благодарности не удостаивался при жизни возможно никто в нашем богоспасаемом городе. И теперь он - легенда. Теперь он символ дружбы, символ преданности своим друзьям, своему делу. Преданности Музыке. Теперь говорить о нем только со слезами искренней признательности и благодарности.
Ты в наших душах, ты -в наших сердцах. Спасибо,Асанбай!

О чем поведали уфимские берестяные грамоты?

Оригинал взят у obrazolov в О чем поведали уфимские берестяные грамоты?
Обзор газеты «Истоки» № 36 (960) от 9 сентября 2015 г.

   Ряд материалов номера посвящен классической музыке.
   При встрече со мной Пласидо Доминго, «обворожительно улыбаясь, неизменно пропевал фразу из «Пиковой дамы»: «Красавица, богиня, ангел!» – говорит Диляра Идрисова, молодая певица, солистка Башкирского государственного театра оперы и балета. Побеседовала с восходящей звездой Татьяна Буранбаева.
   «Театр – это самоанализ», – утверждает Филипп Разненков. В оперном театре Уфы он ставит «Орлеанскую деву» Чайковского. С ним пообщалась Алина Мустаева.
   «Излишнюю академичность в музыке я не приемлю», – заявляет скрипач Ильшат Муслимов. Интервью с ним публикует Алиса Кутлугильдина.
   О чем поведали уфимские берестяные грамоты? Артефакты обнаружены на городище «Уфа-2». Свой перевод тюркоязычной грамоты Иршат Зианбердин опубликовал в прошлом номере еженедельника, а в этом номере приводит берестяную грамоту, текст которой выполнен кириллицей на старославянском языке, и уже читателям предлагается сделать свои переводы и прислать в редакцию.
   В литературном вкладыше номера публикуется окончание «Романа с оляпкой» Александра Бурзянцева и поэтическая десятка «Истоков» за август. На это раз в ежемесячном открытом литературном конкурсе победил Александр Поповский.
   2 сентября отмечалось окончание Второй мировой войны. Как отметили это знаменательное событие ветераны в Уфе, сообщают Василий Коровкин, а также  Борис Малородов. Он же поведал о боях на Луганщине –там доблестно сражались во время Великой Отечественной войны башкирские конники, совершившие глубокий рейд по тылам противника.
  Гульсина Адиповна Кондратьева, председателя правления женского клуба «АйСуак» – «Луна и солнце» рассказала в интервью Светлане Гафуровой об автопробегах, организованных клубом, об удивительных местах и дальнейших планах.
  Также в номере есть традиционный литературный кроссворд от Полины Вязникиной и другие материалы.
  Еженедельник «Истоки» – единственная в республике газета, полностью посвященная литературе и культуре. Еженедельная литературная площадка для русскоязычных авторов. Читайте! Подписывайтесь!

Супермаркет живописи

12 Августа, 2015
Светлана ГАФУРОВА
        (Послесловие к выставке Арт Уфа)

Вот и закончился художественный форум Арт Уфа, продолжавшийся полтора месяца. Можно сказать определенно, что подобной художественной экспозиции в нашей столице еще не бывало никогда. Если говорить только о живописи, то на ВДНХ были представлены работы самых разных художественных стилей, направлений, школ, групп. И это было очень интересно!
Среди искусствоведов авангардного направления бытует мнение, что живопись в ее традиционном виде сегодня умирает: она, уже якобы, никому не нужна, так как в мире ширпотреба и массмедиа потеряла свою индивидуальную ценность. Она, якобы, воспроизводима любым, кто пожелает объявить себя творцом, а не только мастером-живописцем.
Так это или не так я и попыталась выяснить в беседе с художником, преподавателем Уфимского училища искусств, автором монументальной монографии «Башкирская школа живописи» Георгием Калитовым. Мы беседовали почти два с половиной часа, долго ходили по выставке, останавливаясь, у работ то одного, то другого художника…

дальше http://istoki-rb.ru/index.php?article=4805

Из касты великих

24.06.2015
Юлия МАЛАХОВА

        В СССР было две группы неприкасаемых, которых почитали все – от секретарей обкомов до милиционеров и пьянчуг: учителя музыки и библиотекари. Группы интеллигентов в семидесятые-восьмидесятые почтительно переписывали самоиздатовские раритеты, все дети советской страны играли на баянах или пианино, и почтительный трепет перед этими профессиями до сих пор еще блуждает в нашей крови.
У меня была подруга-библиотекарь, Ирина Данилович: коротко стриженая феминистка с сигаретой в руке и томиком стихов под мышкой была моим гуру и идеалом, мне было лет 17, ей за 30. Через Ирочку вышла я как-то на юную умницу и тоже библиотекаря Аллу. Аллочка тоже была в очках и несла в себе все восхитительные особенности класса неприкасаемых: богемность, невероятную эрудицию, шик и элегантную небрежность в нарядах, тонкое чувство прекрасного и интуицию на новое в творчестве. Как и все из касты этих великих, живущих своею странной интеллектуальной и такой духовной жизнью в стране Большого Брата, где Свобода была Рабством, а Мыслепреступление пресекалось самим его носителем, Аллочка невероятно тонко чувствовала необходимость перемен в культурной жизни.
Мы все жили тогда в прекрасной среде: обком и партия занимались своими делами, художник-поэты-музыканты творили, библиотекари сохраняли главное…
Помню, как в конце 80-х вдруг появились НТТМ – такие ростки капитализма в комсомольской оранжерее, где выхаживали самые интересные и яркие проекты, наподобие капризных экзотических растений. Мне тогда дали задание создать серию значков на темы башкирских сказок (кому это придет в голову сегодня?!), а вот юной Аллочке доверили создать небывалое – творческое объединение художников «Сангат». Вот тогда и стартовала яркая и очень плодотворная жизнь галериста Аллы Булянской.
Учитывая круг Аллы, ее великолепное знание истории искусства и ситуацию с художниками в Уфе (а их было немало, и почти все они были чрезвычайно яркими дарованиями), она могла начать работать с именами, уже известными зрителю. Но Алла начала с другого конца: выбрала выпускников худграфа и училища искусств и вообще молодых, мало кому известных тогда ребят. И Толик Баратынский со своими невероятными импрессионистскими акварелями, и Саша Буганин с непривычными для совковой реальности загадочными многосложными живописными полотнами, и Сережа Игнатенко с такой очень личной философией в трагедийных тогда оттенках и сюжетах, их всех объединяли две вещи: вера в их талант Аллы Булянской и их собственное чутье, что они особенные.
Я не могу сказать точно, как так получилось, но помню выставку, организованную, кажется, вышеупомянутыми НТТМ (она была посвящена чему-то или кому-то, без этого в СССР было никуда), и в огромном зале Алла Булянская собрала тогда, в 1989-м гигантское количество молодых дерзких колючих гениев. Причем их картины она почти все продала! Это был шок. По крайней мере для меня, когда она пришла ко мне домой и сказала: «Юляша, твой батик теперь уехал в США!». Сейчас это смешно, а тогда казалось невероятным, но она, похоже, первой на огромном советском пространстве (не знаю аналогов) смогла установить столь важную для любого художника связь: картина – покупатель. Юная галеристка Алла Булянская уже тогда отличалась от своих коллег тем, что не просто продавала картины (быстро и за хорошие деньги), она не просто находила таланты – она их вела по жизни, оставаясь и в горе, и в радости самым близким и надежным другом. Художники, вошедшие в ее круг, платили ей тем же.
Я до сих пор жалею, что отказалась сотрудничать с ее галереей и ушла с головой в телевидение. А Аллочке отдали крохотный закуток – точнее, гардеробную в выставочном зале Союза художников БАССР и… родилось чудо, первая в истории Башкирии частная художественная галерея «Сангат». Ее плеяда звездочек превратилась нынче в яркое созвездие крупной величины – живописцы Сергей Игнатенко и Александр Буганин, акварелисты Анатолий Баратынский и Рамиль Абдуллин, ювелир Эрнест Джанинян. Успех был невероятным! Приезжали гости из Москвы и Петербурга на эти, казалось бы, провинциальные вернисажи! Но провинциальными они никогда не были – яркие стильные интерьеры, ошеломляющие интересные полотна и творческие инсталляции, бурное нескучное обсуждение – можно сказать, галерея «Сангат» мгновенно превратила пыльную забытую всеми гардеробную выставочного зала в центр культурной жизни столицы Башкортостана. Алла стала законодательницей моды и стиля – точнее, она этого не замечала, но на нее равнялись ее последователи, ей подражали, завидовали, ее обожали и частенько пытались сжить со свету.
Но яркий талантливый человек (я не могу назвать Аллу Булянскую деловой женщиной, нет, она именно яркий талант, поддерживающий художника и помогающий ему не сгореть или не загаснуть) идет вперед, смеясь над невзгодами.
Как и многие, в бурные девяностые она оказалась в Москве, где мы с ней опять неожиданно столкнулись – я, репортер программы «Время» Первого канала, она – солидная и шикарная в галерее на втором этаже всеми любимого ЦДХ на Крымском Валу, куда пускали лишь лучших из лучших. Она выставила первой в 1997 году на Арт Манеже не кого-нибудь, а Андрея Макаревича с его столь иронично-непринужденной графикой, не забывая об уфимском «Сангате», привезла цветные литографии великого Шемякина.
Прошли годы, и Алла открыла рядом с лондонской галереей Тейт (что может быть более знаковым для англичанина, чем это собрание британской духовности?) свою галерею. Теперь она выставляла здесь лучшие русские имена, не прекращая искать и юных, тех, в кого она поверила.
30 сентября 2014 года в Лондоне состоялся вернисаж галереи Аллы Булянской с очень интересной выставкой графики русского мастера, знакомого многим нам с детства по портретам Есенина, Пушкина – Анатолия Давыдова. Вернисаж, как и все, за что берется Алла – был блистательным. И я знаю, что у нее еще все впереди.

http://istoki-rb.ru/index.php?article=4739

Племя Мумба-Юмба и мир цивилизации


29 Апреля, 2015
Светлана ГАФУРОВА, фото: И. Исхаков
         Представьте себе, что вы путешественник и вдруг обнаруживаете где-то в Африке древнее племя, не тронутое цивилизацией, остановившееся в развитии на ступеньке родо-племенных отношений. У этого племени свои представления о мире, свои табу, своя культура, не тронутая временем. Честно говоря, иногда, сталкиваясь с некоторыми явлениями в культуре нашей республики, я вспоминаю о племени Мумба-Юмба, может быть, мифическом, а может быть, действительно существующем. Удивительно, что мои мысли попали в резонанс с размышлениями о состоянии культуры в республике известного композитора и джазмена, кандидата искусствоведения, доцента, художественного руководителя и дирижера эстрадного оркестра Уфимской государственной академии искусств Азамата Хасаншина.

0
0

Творцы истории

Сергей Шахрай: «После этих событий Ельцин стал более замкнутым, более злым и мстительным» | Forbes.ru:
ШАХРАЙ: Фонд современной истории провел большое исследование, потом конференцию, как отразились вот эти 15 лет, с 1985-го по 2000-ный в общественном сознании, как представление об этих годах транслируется через кино, художественную литературу, театр…

АВЕН: Это очень интересно!

ШАХРАЙ: Очень быстро наши художники отошли от художественного отражения исторических событий и превратились в творцов истории. Мифотворчество на художественном национальном уровне фактически создало новую историю, которая живет своей собственной жизнью, даже непараллельной с реальностью.

Швондеры и художники

23.07.2014
Светлана ГАФУРОВА

        Существует известное изречение – художника обидеть может каждый. Еще легче, когда это две хрупкие, беззащитные женщины.
Ольга Цимболенко, молодая талантливая художница, член Союза художников России и Башкортостана, готовится сейчас к своей самой значительной персональной выставке в художественной галерее на улице Революционной в Уфе. Открытие – 24 июля.
Ольга работает в своей мастерской, расположенной по улице Калинина, 65. Получила она эту мастерскую всего два года назад. И очень радовалась, хотя работать в ней не могла еще долгое время: приводила сильно запущенное помещение в порядок. Своими силами.
– Мастерская с высокими потолками, с большими окнами для художника – большое счастье,– рассказывает мне Ольга. – И основную массу своих новых картин я написала именно здесь.
Здесь же по соседству, за стеной, находится и мастерская художника и скульптора-керамиста Ляли Галеевой, также члена Союза художников России и Башкортостана. О ее незаурядном таланте говорит тот факт, что работы художницы хранятся в частных коллекциях в Германии, во Франции, в Канаде и других странах мира.
В этих двух мастерских побывал недавно Йос Стеллинг, культовый голландский кинорежиссер, очень любящий Россию и снявший в последнем своем фильме «Девушка и смерть» таких известных российских актеров, как Сергей Маковецкий и Рената Литвинова. Йос был просто поражен и очарован как работами уфимских художниц, так и творческой атмосферой их прекрасных мастерских. Йос сказал своим гостеприимным хозяйкам, что  в Европе давно уже нет такой творческой атмосферы, какую он увидел в Уфе, а русские – такие живые люди.
Оксана Максимчук, также голландский режиссер с русскими корнями, ныне живущая в Амстердаме, сняла документальный фильм о двух замечательных уфимских художницах.
Так что вполне определенно и уверенно можно сказать, что два этих творческих и весьма одаренных человека создают имидж Уфы, как культурной столицы России. Тем более, что и картины Ольги Цимболенко, и керамические работы Ляли Галеевой хранятся во многих музеях России, в том числе и в нашем художественном музее имени Нестерова.
В своей чудесной мастерской, которую она арендует с 1998 года по этому же адресу, Калинина,65, Ляля Галеева принимала жену посла Индии. И, наверняка, во время предстоящего саммита ШОС и БРИКС в 2015 году эта мастерская смогла бы достойно представить уфимскую культуру высоким гостям со всего мира.
Смогла бы… Но… 17 июля обе художницы получили уведомление от Комитета по управлению муниципальной собственностью Администрации города Уфы об освобождении помещений. Основанием стала, якобы, жалоба жильцов на неуплату коммунальных услуг, на использование художественных мастерских не по назначению и на дым от керамической печи.

дальше http://istoki-rb.ru/index.php?article=4204

Максим Холодилин отвестил мне

ОТВЕТ НА ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ДОРОГОМУ АЙДАРУ ХУСАИНОВУ

Айдар… Ну, что за ёпт… Не первый год знакомы, можно было просто позвонить…
Но, раз уж пошла такая пьянка, я, конечно, отвечу…

Во-первых, я, к примеру, высшим благом, данным мне мирозданьем, считаю свободу – свободу любить и не любить, свободу думать, творить и высказываться… И важнейшим фактором (в моей реальности, разумеется), обусловливающим мою свободу, является свобода ОТ МЕНЯ окружающих меня людей… То есть, мне важно, чтобы они тоже могли любить и не любить, тоже беспрепятственно (с моей стороны) думали, творили и высказывались… Мне всегда казалось, что это просто и понятно… И Кристина, как ты уже понял, не исключение. Если помнишь, Вольтер когда-то доставил: «Я не разделяю Ваших убеждений, но я отдам жизнь за то, чтобы Вы могли их высказать». Как-то так… Давай, Айдар, воспользуемся мудростью классика и стоически отдадим жизнь за таковую возможность для Кристины. Просто и спокойно, с высоты собственного опыта и мужского достоинства. В конце концов, никто не возражает и против таковой возможности для тебя – ты тоже вполне свободен, не так ли?

Во-вторых, как ты справедливо заметил, я имею некоторое отношение к галерее носящей мое имя – Х-МАХ (это очевидная аббревиатура), и, в каком-то смысле, отвечаю (именем) за качество художественных событий (в первую очередь, визуальных), в галерее происходящих, к которым, как ты правильно понимаешь, имеет непосредственное отношение и Кристина, и без которой большинство из них не состоялись бы вовсе. К качеству событий в галерее Х-МАХ претензии есть? У меня нет, или почти нет, за что Кристине от меня большое спасибо. Вся же ее активность, как критика газеты «Истоки», как организатора литературных всяких штук и как защитницы грудью ветхих строений к моей скромной персоне не имеет ни малейшего отношения, мной никак не то, что не цензурируется, а даже не оценивается, ибо незачем…

И, наконец, по поводу твоего искрометного сарказма. Я не претендую ни на какое упоминание (ни по какому поводу) в «истории культуры Уфы и Республики Башкортостан», ибо живу не в Уфе, а на белом свете, и никак сужать свое жизненное пространство не намерен с одной стороны, а с другой – я сын своего отца и отец своего сына, и мне бы с этим как-то справиться, никаких других почетных званий не нужно, довольно и этих.
Don’t worry…
Мах

Ссылка на "Открытое письмо..." в первом комменте...

PS Для друзей, не понявших, о чем речь - простите за региональный контекст...


https://www.facebook.com/maxim.kholodilin/posts/397089683753016

  • Tags