Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Уфа с другой стороны

 Уфа с другой стороны
17.02.2016
Светлана ГАФУРОВА

       газета Истоки

Думал ли несколько веков назад русский мужик Антон Дудка, прося высочайшего разрешения императрицы поставить перевоз через реку Уфимку, что его фамилия надолго впишется в историю Уфы?

Недалеко от деревни Дудкино, за лесом, находятся озера Долгое, Мочальное и Кудельное. Правда, официально деревни Дудкино, входящей в Кировский район Уфы и относящейся к Искинскому сельсовету больше не существует. Она как бы снесена с лица земли. Жители ее, русские и башкиры, около ста человек, расселены по городским квартирам. Но на самом деле деревня жива. Живут люди и зимой, и летом и за деревней – в садовых кооперативах «Журналист» и «8-е марта». Правда, таких смельчаков немного: только в четырех-пяти садовых домиках можно увидеть по вечерам свет на огромном, покрытом пушистыми белыми снегами пустом пространстве зимы.
Не всегда от хорошей жизни люди вынуждены зимовать на дачных участках. Например, моя новая знакомая Светлана, карачаево-черкеска, рассказала мне, что ей приходится жить и зимой в садовом доме потому что, приехав с семьей из Кисловодска, она вынуждена была снимать квартиру в Уфе, но посчитала и поняла, что разумней вкладывать деньги в свой дачный дом, чем в чужую квартиру. Зимует здесь и молодой сторож Андрей, охраняющий сады, и друг его родственника Денис, лодочник, в октябре-ноябре перевозивший нас за пятьдесят рублей через Уфимку на утлой двухместной лодчонке. Катер перестал ходить через реку в середине октября, и добраться до дачи стало весьма проблематично. Единственная дорога от Карпово до Дудкино два осенних месяца была практически непроезжей. Преодолеть шесть километров от асфальтовой дороги до сада было все равно, что пройти трассу Париж-Дакар. И я порой с гордостью думаю, что не посрамила бы российскую команду гонщиков и на международных соревнованиях, приобретя такой бесценный опыт поистине экстремального вождения автомобиля.
Я тоже оказалась за городом не от хорошей жизни. Друг остался без крыши над головой, да и документы все у него украли. Вот и предложила я ему пустующую родительскую дачу в Дудкино, как временное убежище. Дом построили мама с папой вдвоем, когда им было уже за шестьдесят. Вполне основательное и капитальное жилище получилось. Мой папа, писатель Марсель Гафуров, жил там и летом, и зимой, занимался переводами, писал рассказы. И теперь это прибежище, по сути, спасло жизнь бездомного человека.
Восстановить документы другу, сделать прописку в городе оказалось очень непросто, на это ушло у нас почти год. И все это время стало для нас настоящим экспериментом по выживанию в довольно-таки экстремальных, почти первобытных условиях…
Летом, весной и осенью жить в Дудкино очень хорошо. Город рядом – рукой подать, вот он на холмах видится: если продолжить улицу Сагита Агиша через ВДНХ дальше, то она километра через три как раз упрется в Дудкино. В городе смог, гарь, грязь, а здесь чистый, свежий воздух, абсолютная тишина и самая главная прелесть цивилизации – электричество: можно накачать воды из скважины, приготовить еду на электроплитке и даже посмотреть телевизор.
Правда, еще раз повторю, добраться до этого рая непросто. Мешает не только отсутствие дороги с одной стороны, но и дудкинская гора – с другой. На ней полегло насмерть в буквальном смысле этого слова немало садоводов-дачников. На машине, конечно, гору преодолевать легче. Но в конце октября, как только дорога заледенела, я попала в настоящую ловушку. Спуститься-то спустилась с горы на автомобиле, плача и крича от ужаса: тормоза на льду машину не держали и ее понесло вниз, крутя и разворачивая, а подняться в гору уже не смогла. Ладно, сын сообразил, перевернул автомобиль задом наперед и вытащил ее наверх задним ходом. В такую ловушку на дудкинской горе автомобилисты попадают постоянно. Ее легко преодолевает лишь местный житель Володя, по прозвищу Арахай: у него полноприводный внедорожник Рено-Дастер. Арахая никто не любит из-за его жадности и черствости. Ни местные, дудкинские. ни уфимские дачники. Помощи от него не дождешься никогда… Может и с топором на человека броситься из-за пустяка, как бросился однажды на моего отца из-за выловленного им в Уфимке ствола липы…
Но экстрима и без горы, и без Арахая хватает. Чего только стоили переправы на лодке по осенней черной воде: друг закрывал глаза от ужаса и считал гребки лодочника Дениса, а я над ним подсмеивалась и подшучивала: мне было почему-то не страшно. Но когда уже в середине ноября утлую лодчонку стали затирать плывущую с угрожающим шорохом льдины, наконец, испугалась и сама. Однако с первыми заморозками дорога жизни в Дудкино открылась, и все зимние месяцы с доступом в наш элизиум не было проблем, кроме дней с обильными снегопадами, когда машина буквально тонула в снегу, буксовала, и дней, когда морозы доходили до тридцати и двигатель не заводился.
Правда, есть еще одна дорога до Дудкино: по реке. Однажды я попыталась дойти на лыжах от Сипайлово до Дудкино по льду. Раньше до трамплина всегда была проложена хорошая лыжня. На этот раз ее не было. И я шла прямо по реке, утопая по колено в холодной зимней воде. Идти пришлось около трех часов. Реку я перешла по льду уже в сумерках, опасаясь попасть в дымящуюся полынью: в таких немало уфимцев-дачников сгинуло. Но Бог миловал! Больше я решила не рисковать.
Новый год мы встречали на даче. Приехал сюда на праздники и Саша Тангулиди, сын закадычного друга моего отца – грека Евгения Тангулиди. Увы, ни папы, ни дяди Жени нет уже в живых. А Саша рассказал мне, что портрет моего папы и его книга «Дудкинские рассказы» хранятся в их доме на почетном месте в красном углу…
В принципе, жить зимой за городом мне очень нравится. От холода спасают дрова, заготовленные мамой, и печь, сложенная папиными руками. Не устаю мысленно благодарить их за это! Обычная русская печь кажется мне настоящим чудом: от нее исходит такое благодатное, мягкое и умиротворяющее тепло. Правда, на ночь тепла не хватает и нос сильно замерзает. Но я уже привыкла по утрам умываться чистым, пушистым снегом, ходить по улице в одной ночной сорочке в любую температуру, чувствуя себя какой-то древнерусской богатыршей Зеленоглазкой, не боящейся никакой стихии. К холоду тоже можно привыкнуть. А старенькая банька в саду, дает возможность не только поддерживать гигиену и чистоту тела, но и дарит массу удовольствий в виде крутого пара и купания в снегу.
Жить за городом – это совершенно другое самочувствие, мироощущение, которое с лихвой восполняет отсутствие благ цивилизации. Я долго никак не могла подобрать слово к тому ощущению, которое испытываю каждый раз, выходя из неказистого, маленького, но такого родного и своего родительского дома утром на мороз, на девственно чистый, белый снег, с шершавой ноздреватой структурой, сияющий под утренним солнцем, как некая вечная драгоценность. И, наконец, нашла это слово – ЛИКОВАНИЕ. Именно первобытное чувство ликования жизни ощущает человек, погружаясь в природу.
Ликование я ощущаю и наблюдая каждое утро на рассвете и каждый вечер на закате виды родного города с другой, необычной, стороны. Издалека город на холмах кажется мне сказочно-прекрасным и таинственным. И я как будто снова становлюсь ребенком, не знающим еще ничего о свинцовых мерзостях жизни…

http://istoki-rb.ru/index.php?article=4948
promo husainov august 10, 2035 00:35 244
Buy for 100 tokens
Каким было ваше самое первое воспоминание? Почему вы запомнили именно его, а не что-то другое? Никогда не возникало у вас такого вопроса? Как бы то ни было, именно в нем хранится секрет вашей жизни, в нем ответ- что вам нравится, а что нет, между чем и чем вы будете делать выбор всю свою жизнь.…