Хусаинов Айдар Гайдарович (husainov) wrote,
Хусаинов Айдар Гайдарович
husainov

«Уфимский культуртрегер – кто он?»

Айдар Хусаинов

«Уфимский культуртрегер – кто он?»

Ни один друг, не то что знакомый, известного уфимского архитектора Леонида Шулимовича Дубинского не может себе позволить сказать ему: «Леня, ты когда сделаешь проект по моему замыслу?».

Вместе с тем такая история повторялась с известным уфимским критиком Александром Касымовым чуть ли не ежедневно. Практически любой, кто имел маломальское отношение к литературе, приходил к нему и говорил: «Когда ты напечатаешь мои стихи? Когда издашь мою книгу, проведешь вечер, напишешь обо мне статью?».

И такая же история повторяется практически с каждым уфимским культуртрегером.

В чем причина такого разного отношения к одинаково творческому, в принципе, труду? Думаю, следует обратиться к истории вопроса.

В двадцатом веке Уфа пережила две гуманитарные катастрофы. Первая произошла в годы Октябрьской революции и Гражданской войны, когда было разрушено гражданское общество в городе. Вторая – в годы Великой Отечественной войны, когда в город приехало огромное количество эвакуированных.

Были или нет поэты в Уфе до этих событий – мы не знаем. Те имена, которые нам известны благодаря трудам М. Г. Рахимкулова, не дают представления о среде, о поэтическом обществе в целом. Слишком мало материала для того, чтобы делать какие-то выводы. Но один можно сделать однозначно – была нарушена преемственность поколений. Этот фактор продолжает быть актуальным, следствием его становится то, что каждое новое поколение русских поэтов Уфы начинает почти на пустом месте. Этого вопроса мы еще коснемся, а пока продолжим наши исторические изыскания.

Не мудрено, что в послевоенной Уфе, на практически пустом месте главенство заняли литераторы – фронтовики. На память приходят имена Ивана Сотникова и Василия Трубицына. Именно последний нам известен как человек, захвативший литературные высоты и никому не отдававший их в течение достаточно долго времени, чуть ли не до начала семидесятых годов. Он работал в издательстве «Китап» и жестко контролировал всех поэтов. Доходило до смешного – в коллективных сборниках мы можем не узнать некоторых поэтов, потому что товарищ Трубицын выбирал у них только худшие стихи, да к тому же и редактировал их.

Надо сказать, что по моим наблюдениям каждые пятнадцать лет в уфимскую литературу приходит новое поколение поэтов. Учитывая, что товарищ Трубицын правил лет двадцать-тридцать, то на его совести два загубленных поколения.

Так что картина была такая – молодой литератор выходил в свет, в литературное сообщество и вдруг понимал, что произведения его самого и сотоварищей не востребованы, что все пути перекрыты, что даже в час по чайной ложке печатать его не будут. Учитывая, что сборник «Бельские просторы» выходил раз в год, и туда стихи молодых попадали очень редко. Можно понять самочувствие молодого литератора, который понимал это.

Путей выхода из этого состояния оказалось два – это организация литературного объединения «Метафора», которое возглавлял поэт Мадриль Гафуров, и появление чуть ли не первого культуртрегера в Уфе – поэта Рамиля Хакимова.

Литобъединение достаточно скоро прекратило свое существование в результате провокации – молодые литераторы выпивали, и один из них позволил себе критиковать советскую власть. Об этом стало известно, и ЛИТО прикрыли.

А Рамиль Хакимов работал долго. Вот причина этому – он первым осознал общие интересы поколения и работал, учитывая интересы всех действующих лиц. Благодаря ему газеты стали печатать молодых, постепенно стали выходить и книги.

Однако сил было мало, мало было людей, да и интересы поколения все-таки было сформулированы нечетко и не менялись по истечении времени, вот почему место Трубицына заняли совсем другие люди, по идеологическим установкам мало от него отличающиеся. Они захватили «Китап», а по мере создания «Истоков», а затем и журнала «Бельские просторы» – и их тоже. Рецепты у них те же – дозированная выборочная публикация и редактура.

Так что теперь нам должен быть понятен портрет уфимского культуртрегера:

1. Это человек, озабоченный интересами своего поколения, более четко их осознающий.

2. Это человек, который борется за место под солнцем для своего поколения.

3. Это человек, который мало что знает об опыте предыдущих поколений и не испытывает к нему особых чувств.

Должен сказать, что дело это неблагодарное. Тот же Касымов к концу жизни почти возненавидел своих подопечных. И это понятно – постепенно происходит процесс социализации, затем поколение дробится и чаще всего общность пропадает в результате того, что кто-то, все– же достигнув успеха, начинает опять закручивать гайки и стараться продлить ситуацию наибольшего для себя благоприятствования.

В этом отношении хотел бы остановиться на деятельности литературного объединения «УФЛИ», которое было создано с учетом всех достижений и ошибок прошлого. Максимальная демократичность, когда каждый имеет право голоса, и вместе с тем обращенность к литературе нового дня позволяет молодым литераторам яснее и четче сформулировать, чего они хотят от жизни, позволяет найти единомышленников и начать свой проект. Так появился проект «Гипертекст», так появились и обрели более четкие очертания проекты г-на Мирсаитова и Компании, Анны Ливич, литературное объединение «Бульвар Славы» и другие. Появилась и реакция со стороны официальных литературных структур.

Собственно в этом я и вижу будущее уфимского сообщества, когда все новые и новые молодые литераторы будут приходить в «УФЛИ» и затем отпочковываться от него, осознав свои интересы, воплощать их в жизнь, чтобы по окончании проекта вернуться в «УФЛИ» как в общий дом – передохнуть и снова начать работу, уже с новыми людьми.

Иначе уфимских культуртрегеров, да и всех поэтов ждет судьба одиноких волков, так и не понятых при жизни и забытых после смерти.

Постскриптум.

Любопытно, что госпожа Соболевская, а вслед за ней и многие присутствующие вдруг так озаботились дефиницией явления. Вот она, вытащенная из Брокгауза и Эфрона:

«Культуртрегер, нем., носитель и распространитель европейск. образованности, цивилизации».

Ну как бы и что? Теперь вы это знаете. Кстати, сие немецкое слово в конце концов, если не исчезнет, чего бы мне хотелось, станет звучать как культрегер – так оно лучше звучит.

UPDATE 2017.
К сожалению, проекты Мирсаитова,Ливич, журнал "Гипертекст", лито "Бульвар Славы" почили в боже, поскольку преследовали внелитературные цели. Ну туда им и дорога.
Subscribe
promo husainov august 10, 2035 00:35 229
Buy for 100 tokens
Каким было ваше самое первое воспоминание? Почему вы запомнили именно его, а не что-то другое? Никогда не возникало у вас такого вопроса? Как бы то ни было, именно в нем хранится секрет вашей жизни, в нем ответ- что вам нравится, а что нет, между чем и чем вы будете делать выбор всю свою жизнь.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments