Хусаинов Айдар Гайдарович (husainov) wrote,
Хусаинов Айдар Гайдарович
husainov

Пока не басталды

 Пока не басталды
20.01.2016
Владимир ГЛИНСКИЙ

        Эмиль Дюркгейм как-то посетовал на то, что исследователи социологических феноменов привыкли оперировать не реальностью, а лишь своими понятиями об этой реальности. Собственно именно с этого замечания и родилась социология как наука, а не собрание красиво оформленных высказываний на социологические темы.
Искусство, если не брать его болезненные формы современной «актуальщины», в целом тоже является социологическим инструментом. Причем не только инструментом познания окружающей нас реальности, но и, что гораздо ответственнее, инструментом воздействия на нашу реальность. Но именно в искусстве чаще всего мы встречаем подмену реальности понятиями, укоренившимися в нашем сознании идеями. Для примера я возьму три фильма, которые мне довелось посмотреть в минувшие новогодние праздники. Это декабрьская премьера «Страны Оз» екатеринбуржского режиссера Василия Сигарева, короткометражка нашего земляка Романа Пожидаева «Листок» и комедия 2009 года «Ойпырмай, или дорогие мои дети» казахского режиссера Жанны Исабаевой.
Все три фильма призваны ответить на два простых вопроса: «Что есть жизнь?» и «Что же в этой жизни происходит?». И если в «Стране Оз» жизнь представлена сумбуром новогодней помойки, где даже акты дефекации становятся средством коммуникации, то в «Листке» жизнь – это естественный вялотекущий процесс, где «жили-были» и «состарились-умерли», а по дороге из точки «А» в точку «Б» научили внука плести «морду» и, как это водится в национальном театре, одарили зрителя парой нравоучительных сентенций. Собственно эти два фильма хорошо распределились по антагонистическим экстремумам нашего восприятия действительности. В одном случае, жизнь – это дерьмо, в котором иногда случается даже не любовь, а так счастливое недоразумение, в другом же жизнь – это плавный неспешный заунывный звук курая, под который иногда в нашу жизнь приходит смерть. Здесь явлены две антагонистические идеи о том, какова наша реальность. Только вот реальности в этих рамках очень тесно. Реальная жизнь – это молодая, красивая и взбалмошная женщина, которая, играя, ломает наши конструкты бытия. И как ни странно именно такой предстала перед моим взором эта бабка из далекого казахского аула, приехавшая к своим детям в Астану, чтобы набрать деньги на свадьбу младшенького сына-балбеса.
Вот ведь странность?! И в «Стране Оз», и в «Листке» режиссеры сознательно старались максимально точно приблизить изображение к реальности, создавая ощущение чуть ли не документалистики. Вплоть до того, что в «Стране Оз» режиссер сознательно не цензурировал речь своих героев, а в «Листке» Роман Пожидаев столь же сознательно занижал темпоритм героев под неспешность Бытия. Но ни в том, ни в другом случае встречи с реальностью так и не состоялось.
В послевкусии от «Страны Оз» осталось ощущение неструктурированного похмельного сна, в котором мы с упорством маньяка пытаемся заглушить жажду, а нам никак это не удается. Кстати, и сама попытка главной героини фильма найти злополучную улицу Торфорезов – это же чисто похмельный сюжет: вот ты идешь к холодильнику, наливаешь стакан... потом снова и снова идешь к холодильнику, но содержимое стакана так и не вливается в тебя спасающей влагой. И так до самого пробуждения.
От «Листка» же так и веет нравоучительностью текстов из учебника по родной речи. И даже реминисценция на известную новеллу О' Генри не спасает положение. Почему же так получилось? Да все оттого, что существует такая идея, что башкирский народ живет неспешной, лиричной и патриархальной жизнью. И наше общественное сознание продлевает жизнь этой идее, как мальчик из фильма продлевает жизнь своему дедушке, намертво приклеив желтый листок к ветке. Вот только с наступлением зимы такой листок на голой ветке начинает смотреться страшно и нелепо, столь же нелепо как чудеса уфимской архитектуры, когда на современные конструкции натягивают старинные фасады. Ведь жизнь-то ушла дальше с опавшими листьями, а листок так и приклеен к ветке. Так и башкирское национальное искусство зачастую, пытаясь приклеить себя к устоявшейся идее, остается артефактом, не имеющим отношения ни к реальности, ни к искусству. И что обидно, фильм-то сделан командой, которая как раз стремится к развитию национального искусства, старается преодолевать застарелые штампы, не закукливаться на периферичности. Кстати, фильм был хорошо принят критиками и удостоен призов и дипломов различных кинофестивалей. Но все же, как бы мне хотелось, чтобы в следующий раз авторы фильма обманули ожидания критиков, чтобы фильм действительно стал неожиданностью. И для этого вовсе не надо менять розовые очки на черные, достаточно легко и восторженно поиграть с реальностью, как это удалось Жанне Исабаевой. И вот тогда действительно начнется новая жизнь башкирского искусства, а пока еще – не «басталды», если несколько перефразировать и известный анекдот, а заодно и финальную фразу фильма «Ойпырмай, или дорогие мои дети». Освободите реальность от навязчивых состояний своей психики и застарелых представлений, и реальность сможет заиграть новыми сочными красками, в которых и я, как зритель, смогу найти свое место. Больше воздуха, больше легкости и больше энергии!

Газета Истоки  http://istoki-rb.ru/index.php?article=4918
Subscribe

promo husainov august 10, 2035 00:35 244
Buy for 100 tokens
Каким было ваше самое первое воспоминание? Почему вы запомнили именно его, а не что-то другое? Никогда не возникало у вас такого вопроса? Как бы то ни было, именно в нем хранится секрет вашей жизни, в нем ответ- что вам нравится, а что нет, между чем и чем вы будете делать выбор всю свою жизнь.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment